Среди произведений декоративного искусства встречается немало таких, которые ясны и понятны с первого взгляда, воспринимаются легко и истолко вываются однозначно. Именно этой однозначностью, своей общепонят ностью, ясностью с первого знаком ства они многим и нравятся. Между тем произведения искусства, в которых идея находится не вне художественного образа, требуют от зрителя подготовленности, образованности и образности в мышлении. Как говорил Гегель, художественное произведение есть «конкретная идея». Оно не заключает в себе идею, оно и есть сама идея, реализованная, во площенная в том или ином материале искусства — в звуках, словах, мра море, красках и т.д. В искусстве в отличие от философ ского трактата абстрактная идея превращается в картину природы, в предмет, в явление, в образ. Например, алле горические скульптурные произведе ния Юрия Астапченко «теплый дождь», «прогулка», «окно»— поэти ческие идеи, воплощены в женских образах. Живописно-декоративные работы Михаила Викторова наполнены глубочайшей философской мыслью и богатством образов. И чем идея значи тельней, глубже, оригинальней и не привычнее, тем больше требуется эстетической культуры, художествен ного опыта, чтобы ее почувствовать и освоить. Огромное значение при создании произведений искусства играет воображение. Само слово воображать означает создавать в уме какой-то образ или картину. Воображение – одно из самых загадочных наших свойств. С его помощью осуществляется связь сознанием и под сознанием. Роль воображения велика ещё и потому, что оно позволяет, с одной стороны, заглянуть в будущее, а с другой – понять прошлое и представить это всё в зримых образах, которые не утрачивают жизнеспособности с течением времени. Искусство помогает нам лучше понять себя и мир вокруг нас. Эта функция искусства придаёт ему особый вес и заставляет относиться к нему с должным вниманием. Художники, творцы искусства, обращаясь к зрителям, в соответствии с многовековыми традициями выступают как выразители идей и ценностей, которые разделяются всеми людьми. Но главное что отличает искусство от ремесла, — это оригинальность и новаторство. Идея в искусстве немыслима вне структуры художественной образности. Образность мышления и видения, сложна и мно гозначна. Привлекательность и до стоинство её заключаются в неисчерпаемости содержания, которое дает ей возможность переживать время своего создания целыми столетиями. Оторвавшись от своего создателя, напоенное ощущениями и мыслями поколений, отделяющих нас от его рождения, художественное произве дение ведет свое самостоятельное существование. С новым пониманием, с новым тол кованием, со своим осмыслением и уяснением подходит новый человек к созданному до него творе нию, оживляет его своей мыслью, согревает его своим чувством, обога щает новым содержанием. Много значность рождается из сущности произведения, составляющей его ху дожественный смысл, вокруг кото рого располагаются варьирующиеся значения. Образность есть про дукт отношения объекта и субъекта. С одной стороны, жизнеподобие образа дает возможность человеку ассоциировать его многозначно, при менительно к себе как восприни маемую конкретную реальность. С другой стороны — авторская субъ ективность. Однозначность, исключающая субъективно-ассоциативные возможности воспринимающего человека, лишает произведение искусства художественного значения. Чем больше жизни в образе, чем больше он вмещает в себя человеческих переживаний, опыта, глу бины постижения мира, тем шире, бо гаче и множественнее его расшиф ровка, познание, смысл. Образность мышления и видения, обогаща ет и развивает людей в силу своей многозначности, что позволяет, каждому найти в нем свое близкое, установить внутренний контакт, связь со своими личными интересами. Образ только тогда и становится художественным, когда он вызывает множество чувств, переживаний, мыслей, представле ний и объяснений. Если бы идейное содержание композиционного произведения можно было исчерпать в форме единой абстракции, то поэтической мысли здесь не было бы применения: не возможны были бы и художественные пути познания, не нужны образы, символы, иносказание. И. Репин го ворил, что в великом искусстве идеи «не поддаются простой формули ровке по своей беспредельности. Мы, конечно, можем подходить к художественному образу с точки зре ния научного понятия. Но интерпре тация образа всегда будет отставать от его художественного содержания. Всегда последнее будет представлять ся богаче, глубже, органичнее, чем это вскроет толкователь. Композиция — это область зрения, а слово может быть лишь не вполне определенной тенью того, что видит глаз. Что, например, будет значить, если мы скажем, что такой-то цвет — голубой. Ведь известно, что комбина ций голубого цвета может быть очень много. Поэтому можно представить множество важных данных о произведении, не будучи в состоянии сказать о том, что действительно таится в его со­держании. Согласно теории сюрреализма, образ рождается из сбли жения двух далеких друг от друга или противоположных друг другу действительностей. Чем это сближе ние теснее и чем более сблизившиеся действительности дальше одна от другой по своей сущности, тем боль ше эмоциональной и познавательной силой этот образ будет обладать. Именно из таких невероятных, неожи данных сближений рождается сюр реалистический образ, способный вызвать в сознании зрителя бурю эмоций и сопереживаний. Если произведение не вызывает никаких душевных рефлексий, оно просто не состоялось. Скука и безразличие – не те качества, к которым стремится художник. Композиция будет эмоционально наполненной только тогда, когда художник сам горит волнением, желанием поделиться той красотой или чувствами, которые открылись ему. Возвращаясь к композиции, хотелось бы отметить, что художник волен, работать в любой форме, он должен быть мастером в гармонии элементов, колорите, выразительности идей произведения. Одна из особенностей восприятия произведений — привязанность к привычному, традицион ному, настороженность к новому, непривычному. Что привычно, то представляется простым, понятным, естественным и необходимым. Сте реотипные представления, образы, мысли и желания образуют как бы фон для всей нашей повседневной жизни, окрашивая ее в более или менее однообразный цвет, охраняя ее от внезапных перемен и потря сений. Стереотип восприятия — это самый могущественный консерватив­ный фермент. Когда нечто новое не укладывается в рамки стереотипного мышления, привычных представлений, оно вызы вает эмоциональный протест. Про тест вызывает и новое искусство, потому что всякое истинное, следовательно, оригинальное, произведе ние искусства — не зеркальное отра жение, не имитация, не подражание реальности, а открытие реальности. Каждое настоящее произведение — это новая реальность. Как правило, мы легко поклоняем ся традиционной красоте. Однако благодаря постоянным и многократ ным упражнениям, развитию при вычки к непривычному нам может от крыться эстетическое там, где рань ше его не видели. При восприятии произведений необходимо учитывать, что образ и его интерпрета ция относятся к разным рядам явлений: образ относится к внешней природе, а значение его — к области человеческой жизни. Это надо знать для того, чтобы восприятие художест венного произведения приобретало эстетический характер. Существует категория людей, которые считают, что произведения ис кусства создаются не столько для того, чтобы их понимали, сколько чувствовали, переживали. Л. Толстой, например, определил искусство как средство обмена чувствами, противо поставив ему науку как средство об мена мыслями. Мыслить значит связывать от дельное явление с рядом других, уже обобщенных в сознании. То есть всякое знание является опосредован ным результатом предыдущих зна ний и одновременно непосредствен ной исходной точкой для нового познания. Здесь действует один из диалектических принципов — от простого к сложному, от известного к неизвестному. Креативная личность повсюду и всегда видит в действительности разверзшуюся бездну проблем и тайн, бездну в том смысле, что нигде нет окончательного ответа, достижимого дна или предела для творчества. Сравнивая когнитивную и креативную сущности, современные философы противопоставляют две позиции: первая (когнитивная) «звучит как голос упрямых фактов и законов мира», ищет и находит завершенность; вторая (креативная) «видит мир как чреватый своей радикальной инаковостью, обновляемостью», «зовет к великому беспредельному строительству». Новаторство — это необходимое условие всякого творчества! Лысенко. П. С.